Ставки в отставке

В сезоне-2006 букмекеры и букмекерские конторы, размеры ставок и коэффициентов, все остальные атрибуты тотализатора находились на слуху у российских любителей футбола. Скандалы вокруг договорных матчей, в которых, по мнению букмекеров, участвовал целый ряд клубов, тоже проходили не без их участия.

Дошло до того, что руководители некоторых крупных контор добились встречи с президентом РФС Виталием Мутко, на которой «проинформировали» главу российского футбола о творящихся в его ведомстве безобразиях, а также «проконсультировали», как со злом бороться. Сам факт подобного разговора, естественно, добавил градус остроте обсуждения, внешне перевел его из плоскости досужих дебатов в предметную дискуссию.

Словом, в прошлом году букмекеры помимо собственного бизнеса занимались совершенно не свойственными им функциями. По сути – пиаром, но этот пиар в конечном счете им ничего не дал, учитывая то, что у них появилась серьезная проблема. Государство решило ограничить игорный бизнес, а поскольку в российском законодательстве пока нет понятия «букмекерская контора» или «тотализатор», они как бы приравнены к казино и игровым аппаратам.

Тотализатор давно стал неотъемлемой частью профессионального спорта. Ведь ставки на исход кулачного боя или уличной драки начали принимать с незапамятных времен. Когда-то спорщики доверяли подержать наличные, поставленные на кон, просто «честным ребятам». За свою честность они обычно получали от победителей чаевые. Постепенно на смену чаевым пришел небольшой процент от поставленной суммы.

Конечно, главную роль в развитии букмекерского бизнеса сыграли скачки. Именно во время скачек в Ньюмаркете в 1790 году предприимчивый ланкаширец Уильям Огден догадался, что можно заранее устанавливать для каждой лошади соотношение между размером ставки и выигрышем. Ставки против фаворита сразу сделались привлекательными. Риск потерять свои деньги был велик, но зато появился шанс сорвать приличный куш. Конкуренты Огдена разом остались без работы. Желающие поставить не на фаворита шли к нему, ведь он обещал больший выигрыш.

Огден стал первым букмекером в изначальном смысле этого слова. Он вел книгу (made а book), куда записывал все ставки. При этом лишь оценивал шансы участников забега, но не пытался анализировать, сколько ставят на каждую из лошадей. В случае просчета он вынужден был затыкать финансовые дыры собственными деньгами. Так что Огден как бы сам становился участником спора, рисковал и вполне мог обанкротиться.

Лишь полтора века спустя букмекеры Лас-Вегаса додумались, как можно уравнять денежные потоки и сбалансировать ставки на каждого из соперников. Они разработали «плавающую шкалу» (теперь бы сказали «линию»). Это сокращало приток ставок на одну из команд и резко увеличивало на другую. В результате контора, как правило, имела прибыль в случае любого исхода.

1888 году в Англии была образована футбольная лига. Сразу же резко повысился и интерес букмекеров к этой игре. Постепенно футбольный тотализатор стал самостоятельной и весьма существенной частью их бизнеса. Но активность букмекеров незамедлительно вызвала негативную реакцию руководства лиги и британского правительства. Чтобы не искушать футболистов и лишить их возможности проводить «договорные матчи», был принят закон, запрещающий принимать ставки на исход отдельного матча. Этот запрет продержался сто лет! Ставить деньги на исход одного конкретного матча было разрешено только в 1990 году. Да и то лишь в случае, если игра транслировалась в прямом телеэфире.

Нынешние попытки букмекеров призвать к честности футболистов и клубы вызывают у посвященных людей улыбки. Ведь история организации «договорняков» прямо или косвенно связана с тотализатором, точнее, его теневой составляющей.

Первый громкий скандал разразился в 1913 году. Футболистам «Вест Бромвич Альбион» предложили «сдать» игру «Эвертону»: за поражение или ничью игрокам было обещано по пять фунтов на брата. Капитан команды попросил у взяткодателя письменных гарантий, а потом передал бумагу в клуб, откуда ее отправили в полицию. «Вест Бромвич» честно сыграл вничью, а жулика арестовали при передаче обещанных денег и посадили в тюрьму на пять месяцев.

Через два года восемь футболистов «Ливерпуля» и «Манчестер Юнайтед» были пожизненно дисквалифицированы за попытку организовать «договорной матч», чтобы сорвать куш на тотализаторе. Кстати, еще в 1892 году вышел закон, запрещающий игрокам и работникам футбольных клубов делать ставки на результаты матчей. В 1957-м этот закон был отменен. Возможно, зря.

Периодически в прессе появлялись разоблачительные статьи. Например, в 1965 году газета «Санди Пипл» провела собственное расследование и выявила группу лиц, «профессионально» и с размахом занимавшуюся организацией договорных матчей. К делу оказались причастны известные футболисты из клуба «Шеффилд Уэнсдей» – Питер Суон, Дэвид Лейн и Тони Кей. Игроки «Шеффилда» оказались за решеткой и навсегда были отлучены от футбола «за дискредитацию игры». Скидки не сделали никому, даже Кею, игроку сборной Англии, имевшему хорошие шансы попасть в команду Альфа Рамсея и через год стать чемпионом мира.

Грандиозная афера была раскрыта в 1983 году в Венгрии, когда за договорные матчи дисквалифицировали 260 игроков и 14 арбитров. 75 человек из них были осуждены. У всех на слуху также громкий итальянский процесс.

Азартные немцы

В России ситуация несколько иная. Не в том смысле, что у нас не было и нет «договорняков». Конечно же есть. Но их причина изначально крылась в желании одних клубов улучшить свое турнирное положение и согласии вторых оказать «посильную помощь». Скандалов и разоблачений, связанных с махинациями вокруг ставок на матчи, пока не зафиксировано. Но ведь у нас и букмекерский бизнес появился сравнительно недавно.

На сегодняшний день в Москве действует около 230 официально зарегистрированных контор, принимающих ставки на исход футбольных матчей и других спортивных соревнований. Эксперты считают, что о полном насыщении рынка можно будет говорить, когда в столице появятся около 300 игровых точек. Прогнозируется, что это случится к концу 2007 года.

Когда тотализаторы только появились в стране, спектр их услуг был весьма далек от того многообразия, которое предлагают букмекеры на родине футбола. Но новый для России вид бизнеса постепенно развивался, число заведений росло, открывались филиалы британских контор. Конкуренция заставила отечественных букмекеров приблизиться к мировым стандартам, умерив свои аппетиты.

Общий объем букмекерского бизнеса в силу его закрытости определить сложно. Если брать данные за 2006 год, оборот рынка букмекерских услуг составил около $1,5 млрд. Сумма солидная, но в Италии совокупный годовой оборот достигает $13 млрд, что, по данным британской букмекерской сети William Hill, составляет всего 2% мирового оборота этого бизнеса. Самой же «азартной» страной считается Германия. В 2005 году немцы отнесли букмекерам приблизительно $19,7 млрд. Это, между прочим, 6% ВВП Германии!

При кажущейся доходности, прибыль букмекеров не так велика – всего 8–10%, которые заложены в коэффициентах. С этих денег еще нужно платить налоги, содержать сами конторы. Организаторы лотерей и то получают больше дивидендов. Что касается чисто футбольных ставок, то здесь доходность еще ниже – до 5%. Так что не нужно думать, будто хозяева тотализаторов гребут деньги лопатой. Им нужно постоянно держать ухо востро, следить за конкурентами и не допускать серьезных ошибок, иначе легко можно вылететь в трубу.

ЦСКА разорил букмекеров

Очевидно, что «игроков на тотализаторе» (гэмблеров) привлекает не только футбол, но и возможность заработать на «знании предмета», способности предугадывать. Тех, кто делает ставки, условно можно разделить на две неравные группы. К первой, самой многочисленной, относятся «непрофессионалы», то есть играющие от случая к случаю и ставящие на любимую команду или любимого спортсмена.

У нас в стране особенно много таковых во время матчей ЦСКА, «Спартака», «Локомотива» и сборной России. Зачастую патриотизм выходит им боком. Например, когда ЦСКА в прошлом году дома проиграл «Ростову», букмекеры заработали едва ли не больше, чем за предшествовавшие девять туров российского первенства. Другая дата, которая стала праздником букмекеров, – 12 октября 2005 года, когда сборная России проиграла словакам в Братиславе. В тот день сотни тысяч россиян, несмотря ни на что, поставили на победу дружины Юрия Семина и остались у разбитого корыта.

Впрочем, иногда «дилетанты» дают букмекерам прикурить. Самый показательный пример – 18 мая 2005 года, когда ЦСКА проводил финальный матч Кубка УЕФА в Лиссабоне. Тогда десятки тысяч болельщиков поставили на российскую команду и в итоге сорвали куш. Победа армейцев стала серьезным ударом по тотализатору. Тогда только в Москве, по самым скромным оценкам, закрылось не менее четверти всех контор.

Вторую категорию составляют завсегдатаи, которые сами себя называют «профессионалами». Профессионально играть – это часы напролет проводить у букмекерской конторы, изучая коэффициенты, или у телевизора, или у монитора компьютера, подключенного к Интернету.

Средний заработок «профессионалов», которых, по мнению экспертов, в Москве насчитывается около 7 тысяч человек, – $1500–2000 в месяц. Но ради этого им приходится полностью жертвовать личной жизнью (три четверти гэмблеров либо не женаты, либо разведены) и даже здоровьем. В этой среде очень высок процент заболеваний сердечно-сосудистой системы. Постоянный стресс просто-напросто калечит нервную систему.

Как правило, «профессионалы» ставят всего по 50–100 рублей, зато получают итоговый коэффициент 15–20. Подавляющее большинство таких ставок не срабатывает, но даже те, которые проходят, позволяют выигрывать хорошие деньги. Конечно, несопоставимые с теми, которые «зарабатываются» в Великобритании, Германии или США, потому что в России максимальный выигрыш ограничен 200 тысячами рублей.

«Профессионалы» играют по самостоятельно разработанным системам. В частности, один известный гэмблер рассказал, что регулярно делал прогнозы на матчи чемпионата Англии. К концу девятого тура он предсказал исходы 43 из 89 матчей (48,3%), причем в 14 встречах угадал точный счет (15,7 %). Результат неплохой. Но если бы он просто всегда давал победу хозяевам, то угадал бы исходы в 50,6% случаев.

Еще игрок заметил, что точность прогнозов сильно зависит от его собственных симпатий и антипатий. Ставя на любимый «Манчестер Юнайтед», он угадал исход в 77,8 % случаев, а счет – в 22,2 %. Главный соперник МЮ в борьбе за чемпионство «Челси» «дал» ему 44,4% и 11,1%. Хуже всего обстояли дела с традиционным соперником «красных дьяволов» «Манчестер Сити»: всего 11,1% и 0%. Из этого был сделан вывод: на «горожан» лучше не ставить.

Запреты не остановят

Из 100 человек, делающих ставки, выигрывают не более 30–35 счастливчиков. Даже те, кому улыбалась удача сорвать большой куш, признаются, что если суммировать их проигрыши и выигрыши, баланс все равно получится отрицательным.

Тем не менее количество гэмблеров не уменьшается. Как говорится, каждый выбирает в жизни свой путь, и нет смысла кого-то отговаривать или разубеждать. Процесс затягивает, и элемент азарта здесь, безусловно, присутствует. Однако в отличие от рулетки или «однорукого бандита», в букмекерские конторы обычно приходят подготовленные люди, имеющие базисные знания, разбирающиеся в футболе или другом виде спорта, умеющие работать с массивом информации. В основном это представители так называемого среднего класса. Как говорят в Америке и Англии, salaried middle class, то есть получающие приличную зарплату.

Разумеется, никакие запреты желающих сделать ставку на футбол не остановят. Одно дело – закрыть зал игровых автоматов. Человек, не встретив на своем пути подобного заведения, вряд ли отправится в Лас-Вегас. Искушающий фактор преодолен. Совсем другое дело, когда власть в порыве пуританского гнева пытается вместе с водой выплеснуть и ребенка. Если тотализаторы «выселят» куда-нибудь на Алтай, они не исчезнут, а лишь уйдут в подполье или в интернет. Потому что футбол показывают по телевизору, он постоянно в центре внимания сотен миллионов. Легальный бизнес может приносить государству прок, нелегальный – только головную боль.

Футбол велик как игра и социальное явление. В нем есть место и героизму, и трусости, и мошенничеству (вспомним божью руку Марадоны на чемпионате мира 1986 года в Мексике). Есть в футболе место и для тех миллионов людей, в которых живет осуждаемая многими, но неистребимая страсть к выигрышу, получению «легких» денег.

Возможность ввести это неуемное человеческое желание в цивилизованное русло осуществляет букмекерский бизнес, если он занимается тем, чем он должен заниматься.

Источник: Газета «Спорт день за днем»

21 июня 2007 г.